Числология монгольского праздника Наадама

НаадамНаадам – давнишний праздник середины лета, где соревнуются борцы, лучники и наездники. В коллективной монографии «Календарные обычаи и обряды народов Восточной Азии. Годовой цикл» М., 1989 г. на сс. 242-3 читаем: «…изначальное число борцов в соответствии с правилами должно быть 1024. Само по себе это число никакой особой значимостью не обладает (sic -А.Ч.), оно в данном случае подчинено числу «девять», ибо именно столько раундов полагалось проводить на общенародных надомах. В первом раунде участвовало 1024 борца, во втором – 512, в третьем – 256 и т.д, после девятого раунда в финале оставалось только двое, один из них становился победителем всенародного Надома. Число «девять» в монгольской культуре насыщено глубокой семантикой. Девятичленные композиции встречаются в правовых кодексах, отражающих нормы обычного права. В исторической хронике «Сокровенное сказание», например, «девять проступков прощает Чингисхан своим приближённым…; штраф за оскорбление лам разных рангов – «девятка», «пять девятков», а иногда даже «девять девятков» скота… Число «девять» постоянно присутствует в шаманских структурах: девять дочерей имеют божества шаманского пантеона Солбон-тэнгри и Буха-нойон; «девять приготовлений» делали к большому шаманскому жертвоприношению; из деревянной ложки с девятью углублениями (цацал) совершали возлияние молоком духам Неба, Земли и жилища; девять «родимых пятен» (мэнгэ) оказывают влияние на судьбу человека; наконец, дань «девять белых» (один верблюд и восемь лошадей) платили феодалы Монголии цинскому правительству Китая в период вассальной зависимости… Причины почитания числа «девять» монголами пока неясны, поэтому ограничимся лишь констатацией роли этого числа в культуре…»
Это общий подход к потоку информации, справедливо навеянный этнографическим материалом, приведённым автором выше и автоматическим использованием логики «исключённого третьего», помешавшего ему увидеть также и другой поток смыслов в приведённых им же числах: 1024, 512, 256, которые он не достроил до ряда и не стал рассматривать как несущее информацию целое. Этого не произошло потому, наверное, что у автора цитированного фрагмента коллективной монографии Н.Л. Жуковской не было ключа для того, чтобы «увидеть ряд» как целостность, идентифицировать его в этом качестве: она явственно жила ещё в доцифровую эру (книга вышла в 1989 году) и эти цифры не были у неё «на слуху» как у практически любого юзера ПК в наше время… Тем самым я бы дополнил по логике «магической дополнительности» совершенно правомерный авторский подход «от девятки» рассмотрением его квадратуры «общему» подходу, т.е. хотелось бы посмотреть представленные цифры перпендикулярно-напряжённо в родной, как мне представляется, для рассматриваемой вещи-процесса системе отсчёта. Поясню, что автор имеет в виду под «девяткой» – это число ходов-преобразований цифры 1 в 1024 в таком виде: 1 —> 2 —> 4 —> 8 —> 16 —> 32 —> 64—> 128 —> 256 —> 512 —> 1024, где видим 9 красных стрелок-ходов (промежутков меж состояниями). Тогда надо начинать считать с 2 – ведь в минимальной конфигурации борцов двое, даже если это последняя пара чемпионов. Ибо если остаётся только один – это уже абсолютный победитель всех и бороться более просто не с кем: конец игры. Стало быть начальное состояние указанного ряда чисел на самом деле, качественно, – двойка, а не единица.
Таким образом видим, что во-первых перед нами разложилось интересное множество чисел, встречающееся как в цифровом мире, так и в древних культурах. Кроме того, всё это отражено в качестве игровой проекции в числе убывающих клетей от 64 и ниже до простой дихотомии Инь-Яна, выходящей уже за пределы «кетчатых игр». Вспомним про пресловутые 256 оттенков серого и роль всего этого числового ряда в процессе кодирования графического изображения в двоичный код и обратно (при растровом кодировании графической информации, например). Упоминания цифр этого ряда также неоднократно-настойчиво видим, например, как в насквозь сакрализованной этрусской культуре, так и в трактовке несусветной Эстреллы, геоглифа в районе Наски, от Kavalet,а.
Глава 1. Информативные и семантические признаки этой последней работы начинается словами «…Выделим основные составляющие композиции:
-Собственно сама восьмиконечная звезда, образуемая двумя квадратами: основной 8х8 и диагональный со стороной 12.
-Маркировочные точки (или маркировочные квадраты, образуемые 4-мя точками, а в действительности круглыми ямами). Замаркированные ячейки маркировочными квадратами и перекрестиями диагоналей.
16-ти лучевая звезда в центре.
Концентрические окружности. Окружности делятся последовательным делением на 2. Большая заметно делится на 32 части большими точками, а затем каждый сегмент еще на двое точкой поменьше, итого – 64…»
Далее в Главе 3. Многоугольники и квадратура круга читаем: «… В Главе 1 мы выяснили, в чертеже, одним из основных правил является правило последовательного деления целого на 2. В прямоугольной системе мы делим ячейки на квадраты, в полярной системе – полную окружность. Квадрат 8х8 и 16 лучей представляют собой 3-ю стадию этого процесса (2^3). Обнаруживаются признаки предыдущих стадий (деление на 2 и на 4), что говорит о внутренней динамике и возможности продолжения этого процесса, т.е деление на 16, 32, 64, и т.д. …На этом этапе задействованы 32 разметочные точки на большой окружности, а их там 64. К тому же сторона 8-угольника на Рис. 4 равна только половине основного квадрата. Т.е. предполагается еще развитие этой схемы до 64-х угольника, сторона которого будет равна ячейке нашей композиции, а периметр будет равен периметру квадрата 16х16…»
Как видим, числа интересующего ряда тут 8 (сама звезда), 4 точки маркировочного квадрата, 16-тилучевая звезда центра, 32 и 64 сегмента. Как видим, тут имеется последовательность 4 —> 8 —> 16 —> 32 —> 64, т.е. пять наиболее характерных чисел-представителей исследуемого ряда несомненно сакральных чисел. Во второй части цитаты снова фигурируют цифры 16, 32, 64 уже как результаты деления на двое. Это последнее я заключаю из того, что в несомненно священном контексте употребления мы встречаем эти же цифры на этрусском материале: «…Цифры 4, 8, 16 играли особую роль в этрусской религиозной символике…» (А.Е. Немировский «Этруски. От мифа к истории» М., 1983 г., с. 171)
Ср. мои дальнейшие рассуждения от этого места: «…В основе священной геометрии этрусков, без всякого сомнения, стоял универсальный круг с магическим центром: в проекции микрокосма это окружье «огеометриваемой» котловины и место, где стоит жрец в описываемом ритуале. Похоже, так мыслили и ощущали мироустройство все изначальные древние носители правополушарной логики. Не случайно в игровой проекции поле малой философской машинки составляет 4 клети (1х4), игровая кшетра листа Ока Владыки имеет 16 клетей (4х4), его же праясни – 8 (1х4+1х4). Всё в базовых своих моментов совпадает, ибо логика этрусского жреца, проецирующего будущий идеальный город, совпадает с моей игровой, «клетчатой», буквально приснившейся мне во снах, пришедшей ко мне из седой древности в неискажённом виде…» («Сборка пространства и времени в этрусском ритуале»)
Тут я имею в виду, что в игровой проекции полная, максимально возможная доска имеет 8х8 клетей, – это чаттуранги, шахматы, И-Цзинь. Теперь, стандартная колода игральные карт «вообще» – 32 квадрата. Игра, пришедшая мне 15 лет назад, Око Владыки, как я услышал её имя – имеет основное поле в 16 клетей и подсказки с другого горизонта, зеркала-праясни – 4+4=8 клетей (см. раздел моего сайта, посвящённый этой игре). Минимальное игровое поле моей философской машинки – 4 клети (о ней см. отдельный раздел сайта). Т.е. практически наблюдаем соотношения полей с количеством клетей в 64 —> 32 —> 16 —> 4 —> 2 —> 1. Последние два хода уже выходят за пределы полной круговой логики: это простая оппозиция и единичность, переосмысленная Целым. Это всё гадательно-игровая, точнее даже логически-игровая проекция того же космического ряда цифр.
Трудно заподозрить древних кочевников в личном знакомстве с этрусками с одной стороны и, может быть, с инопланетными авторами геоглифа в пустыне Наска с другой. Совершенно точно они не были знакомы с игрой Око Владыки, которая приснилась мне вообще из другого горизонта времени, а также с алгоритмом цифрового мира, подчиняющегося в значительной мере приведённому ряду цифр. Тогда почему именно этот ряд зафиксирован древними так нарочито, чтоб самим не забыть и другим показать, что они не «дикие»? Может быть в указанном ряде чисел они наблюдали одну из основ мирозданья? Почему бы нам-теперешним не подумать о том же и подумать крепко: почему мы не считаем важным то, что упорно видели таковым наши предки? Не идёт ли наша цивилизация в тупик с закрытыми глазами?

Чириков А.А.