Бурятский этнос и монгольский мир

Бурятский этнос и монгольский мир.
Шираб Чимитдоржиев-доктор исторических наук, профессор

shirab
В силу исторических обстоятельств монгольские народы живут разбросанно в различных регионах мира, в разных странах. Некогда единый монгольский мир расколот, потеряно монгольское единство.

Буряты (бурят-монголы) и калмыки (ойрат-монголы), живущие в пределах Российского государства, и южные монголы (чахары, тумэты, харчины, хорчины, узэмчины и др.) из Внутренней Монголии Китая подверглись сильнейшему влиянию государствообразующих наций (русских и китайцев). Это, безусловно, сказалось негативно на их национальный язык, на их культуру, традиции и обычаи. К сегодняшнему дню эти монгольские народы пришлис известными потерями : часть их подверглась ассимиляции, многие представи-тели нации, мягко говоря, проявляют безразличие к родному языку, к национальным традициям…

Всемирный форум монголов, состоявшийся в 1993 году в Улан-Баторе, явился масштабным событием в жизни монголов мира. Он продемонстрировал их единодушие общими усилиями убрать завалы в отношениях, их стремление совместно возродить национальную культуру, язык, традиции и обычаи, развивать в дальнейшем монгольскую цивилизацию с ориентиром на общече-ловеческие ценности. На Всемирном монгольском хурале были определены приоритетные направления сотрудничества монголов в различных сферах, и в области духовной культуры, в возрождении и развитии языка и письменности, и в области науки и технологии, торговли и экономики, и в области возрожде-ния традиционного хозяйства…
Буряты, как один из монгольских народов, выразили готовность разви-вать всестороннее сотрудничество, и сегодня налицо реальные результаты со-трудничества Бурятии с соседней Монголией в ряде сфер, в области культуры, науки и торговли. Однако на установление активных связей с монголами других регионов сказываются «издержки» прошлых десятилетий, когда связи бурят с ними были сведены к нулю.

К сожалению, современные поколения бурятского народа имеют слабое представление о своих национальных корнях, о прошлой своей единой мон-гольской цивилизации. Мы далеко отошли от монгольского историко-культурного наследия, являвшегося составной частью центрально-азиатской цивилизации.

Сегодня осталось мало людей, которые гордятся, когда говорим:»Мы — бурят-монголы!». Было время, когдав графе «национальность» писали: «Монгол-бурят» ( тайша Селенгинской степной думы Дамби-Жалсан Ломбоцэрэнов), «Я — монгол рода эхиритов» (Элбэк-Доржи Ринчино), «Я — монгол хоринского рода хуацай» (Цыбен Жамцарано).

В ряде летописей, и монгольских, и бурят-монгольских, Прибайкалье (Баргуджин-Тукум), родина бурят-монгольских племен и родов, называется Ара Монгол (Северная Монголия, или Окраинная Монголия). Действительно, исторически эта территория являлась северной окраиной монгольского мира. До прихода русских атаманов, служилых и промысловых людей прибайкаль-ские земли, где обитали бурят-монгольские роды — хори, туматы, баргуты, ики-ресы, булагаты, входили в орбиту монгольского мира, являлись подданными монгольских ханов.

Нынешные поколения бурят с европейским образованием, изучавшие историю своего народа, своей Республики по трудам, сочиненным в эпоху с тоталитарной идеологией, имеют искаженное представление о монгольской государственности, монгольских племенах, о монгольской цивилизации, о причастности бурят к ней. Если бы эти люди владели старомонгольской клас-сической письменностью, которая являлась основой бурятского литературно-го (письменного) языка в течение нескольких столетий до 1931 года, и были знакомы с источниками на этой письменности, заговорили бы по-иному, с ог-ромным уважением и гордостью говорили «Мы — бурят-монголы !».

Сегодня перед нами стоит задача — приобщить бурятское население к древней центрально-азиатской цивилизации, прежде всего к родственной бурятам монгольской культуре; возродить традиции, основанные на гуманистических принципах буддийской религиозно-философской системы; возродить духовное наследие бурят-монголов. Духовные традиции нашего народа — это не только религиозные верования и обычаи, это и компоненты восточной культуры, восточного образования, научных знаний, это художественно-литературное творчество, основанное на лучших образцах восточной классики.

Решению этой почетной и весьма непростой задачи прежде всего должно способствовать все более расширяющееся сотрудничество с соседним государством Монголия. Во-вторых, активизация связей с другими монгольским народами; в-третьих, установление регулярных связей с народами Централь-ной и Восточной Азии.

Следовательно, буряты как бурят-монгольский этнос сохранятся в том случае, если связи их с монгольскими народами и их азиатскими соседями примут активнейший характер во всех сферах жизнедеятельности. Ради сохранения этноса мы обязаны идти на всестороннее, всевозможное сближение с ними, прежде всего с соседней Монголией.

Так как проблема национального языка бурят крайне обострилась, хоте-лось бы обратить на нее особое внимание. Истина состоит в том, что судьба бурятского этноса во многом зависит от того, сумеем ли сохранить национальный язык, сумеем ли убедить молодежь уважительно и бережно относится к материнскому языку. Истина состоит в том, что сохранение бурят-монгольского этноса неразрывно связано с сохранением национального языка. Ни для кого не секрет, что у нас сегодня и кризис этноса, и кризис языка.
В связи с такой постановкой вопроса напомню решение культурно-национального совещания 1926 г., проходившего в столице Бурят-Монгольской АССР с участием представителей Монгольской Народной Республики. В нем говорилось: «Без реализации родного языка и его письменности не будет ни возрождения бурят-монголов как этнической единицы, ни развития нацио-нальной культуры… Отрыв языковой культуры бурят-монгольского народа от остальных монгольских племен путем создания какой-либо самостоятельной бурят-монгольской письменности считать совершенно недопустимым». Профессора Базар Барадин и Гомбожаб Цыбиков были за сохранение классического старомонгольского языка в качестве письменного (литературного) языка в Бурят-Монголии. С ними был солидарен тогдашний признанный лидер на-ции, секретарь Бурят-Монгольского обкома ВКП)б) Михей Ербанов, заявивший следующее: При разрешении алфавитного вопроса нужно исходить, во-первых, из строгого учета реальной действительности в отношении не только одной Бурятии или Внешней Монголии, но и всего монгольского Востока, взятого вместе, а, с другой — преследовать цель не разъединения, а сближе-ния отдельных монгольских племен и создания единого культурного фронта». В 20-х годах велась большая работа по созданию учебной и художественной литературы на старомонгольской письменности, на ней издавались газеты и журналы, велось делопроизводство.

Однако тоталитарный режим, господствовавший в СССР, не мог спокой-но чувствовать, пока в БМАССР действовал старомонгольский язык, причис-ленный им к атрибутам панмонголизма. В ходе шумной кампании по разоблачению т.н. панмонголистов была решена судьба этого языка. В 1931 году волевым решением сверху старомонгольская письменность была заменена латиницей, через пять лет сакающий бурятский язык был переведен на хоринский диалект, а в 1939 году латиница была заменена кириллицей. В результате этих «революционных» реформ бурятский литературный язык приобрел тот вид, который он имеет и сейчас. К великому сожалению, этот язык, насажденный сверху, без учета мнений носителей различных диалектов, не стал объединяю-щим фактором нации, к тому же явился одной из причин ослабления связей с монгольским миром. Уменьшению роли национального языка в бурятском обществе способствовала политика центра, насаждавшего повсеместно русский язык. Сверху была спущена «гениальная» концепция: культуры сближаются, народы сливаются, появилась новая общность людей — советский народ. Руководствуясь этой псевдонаучной теорией, парткомы стали ограничивать сферы применения бурятского языка. Следствием такой политики явилось то, что в 70-х годах в течение более десяти лет не велось преподавание на родном языке в бурятских школах. Результаты такой удушающей национальной политики мы сегодня и расхлебываем.

Появились целые поколения т.н. русскоязычных бурят. Сегодня имеем минимум два поколения бурят, не проявляющих желания говорить на родном языке. Это т.н.»немые» буряты. Печально то, что эти люди не хотят признавать свою ущербность, не стремятся приблизиться к родным корням, к материнской речи. Словом, буряты переживают языковую трагедию.
Нет у бурят, кроме Бурятии, другой родины, готовой встать на защиту нашего народа, его прав, его интересов. Бурят-Монгольская Республика созда-валась ради защиты бурят-монгольского этноса, ради сохранения и приумно-жения этого древнего монгольского этноса, коренного народа Прибайкалья.

Этот титульный, государствообразующий народ, его государственность переживаюттрудные времена. Вспомним 1937 год, когда единая Бурят-Монго-лия была расчленена на пять частей. В результате был приостановлен процесс консолидации нации, приостановлено формирование единой национальной вльтуры, единой письменности, литературного языка. Буряты, оказавшиеся вне БМАССР, были лишены возможности участвовать в общенациональной Юізни. Вспомним 1958 год, когда за спиной народа ликвидировали традици-онное название Республики «Бурят-Монголия», название народа «бурят-мон-голы».
Народ, который к моменту образования Бурят-Монгольской АССР в 1923 году, составлял большинство в Республике (55,8 %), сегодня оказался национальным меньшинством (27,8 %, по данным переписи 2002 г.). Буряты потеряли многие традиции, выработанные предками в прошлом, и в области духовной культуры, и в области хозяйствования…

Считаем, что наши проблемы не приняли бы столь болезненного характера, если бы мы регулярно обшались с Монголией, с монгольским миром и опирались на их помощь и поддержку. Нам надо понять, что если мы пойдем вместе с другими монгольскими народами, то мы, буряты, сохранимся как бурят-монгольский этнос. Необходимо расширять, углублять в первую очередь культурно-этнические, языковые связи, активно сотрудничать в научной области.

Мы, буряты, живем в многонациональной республике. Рядом с нами живут и трудятся эвенки, русские, татары, немцы, поляки, корейцы, евреи, представители кавказских этносов… Совместная жизнь была не безоблачной. Были мирные, добрые отношения. Были обиды, притеснения. Об этом свидетельствует историческая поездка делегации хори-бурят в Москву к Сагаан-хану -Петру Первому в 1702-1703 гг. с жалобой на притеснения со стороны местной царской администрации, атаманов и воевод и крестьян-переселенцев.
Решая свои национальные проблемы, в том числе вопросы сотрудничества с монгольским миром, бурятская общественность обязана учитывать также интересы народов, проживающих в республике. Мы обязаны руководствоваться девизом: Уважая традиции и обычаи других, приумножать и возрождать традиции и обычаи своего народ.