30 известных цитат о монголах

mongol
  1.   Персидский историк Джувайни: «В со­гласии с Ясой и обычаем монголов каждый, кто покоряется и под­ чиняется им, получает безопасность и освобождается от ужаса и не­ милости их жестокости. Кроме того, они не препятствуют никакой вере и никакой религии — как можно говорить о препятствии? — они даже поощряют их; и свидетельство этого утверждения — слова Мухаммада (да будет мир с ним!): „Истинно, Аллах укрепит свою религию через народ, у которого не будет никаких богатств».
  2.    Российский историк Александр Юрченко : «На вопрос, почему Монгольская империя не стала христиан­ ской империей (а также мусульманской, буддийской), следует дать такой ответ: это была империя Вечного Неба. Монголы сражались и победили киданей, исповедующих буддизм, кереитов и найманов, приверженцев несторианства, мусульман и христиан всех толков и направлений. Был ли у них стимул обратиться в религию одного из покоренных ими народов, если Вечное Небо повелевало им править всей землей?
    Иногда исследователи, занимаясь интеллектуальными играми, сравнивают фигуры пророка Мухаммада и Чингис-хана как основа­ телей мировых империй. Разумеется, сравнение не в пользу Чингис­ хана. Я не понимаю, почему очередная мировая религия, культиви­рующая комплекс неполноценности перед Создателем и рабскую покорность перед ним и признающая полную непогрешимость жре­ческого сословия, лучше, чем принцип свободы вероисповедания, провозглашенный Чингис-ханом. И в чем благо мировой религии, насаждаемой огнем и мечом и объявляющей все, кроме себя, инако­мыслием? Почему бы тогда не сравнить Чингис-хана с Александром Македонским, который также не был озабочен созданием мировой религиозной общины. А. М. Хазанов пишет: «Арабы положили начало новой цивилизации. Монголы не сделали и не могли сделать этого, хотя они много способствовали культурным и другим связям между различными цивилизациями. Монгольский пример лишь подтверждает то, что кочевое общество не способно создать новую цивилизацию или мировую религию. Примечательно, как мало по сравнению с ара­бами монгольские завоевания изменили религиозную картину мира, значительно меньше, чем его политическую и этническую карты. Лишь на короткое время монголы соединили различные, уже суще­ствовавшие цивилизации в Pax Mongolica».
    На мой взгляд, реальная практика веротерпимости стоит всех религиозных войн, вместе взятых. Что касается утверждения о неспо­собности кочевников создать цивилизацию, то дело не в кочевниках, которые как раз-то и создали новую цивилизацию, а в историках, не способных разглядеть новое явление».
  3.     (Рашид-ад-дин. Т. III. С. 51): «Хулагу-хан с огромной ратью устремился из Турана в Иран и ни одна душа из халифов, султанов и меликов не нашла силы сопротивляться. Завоевав все страны, он дошел до Дамаска, и ежели бы к нему не подоспело известие о кончине брата, то и Миср (Египет) тоже был бы присоединен к прочим странам*
  4.      Венгерский монах Юлиан: «Говорят, что стреляют они(монголы) дальше, чем умеют другие народы. При первом столкновении на войне стрелы у них, как говорят, не летят, а как бы ливнем льются».
    ««Татары утверждают также, будто у них такое множество бойцов, что его можно разделить на 40 частей, причем не найдется мощи на земле, какая была бы в силах противостать одной их части. Далее говорят, что в войске у них с собою 240 тысяч рабов не их закона и 135 тысяч отборнейших [воинов] их закона в строю. Далее говорят, что женщины их воинственны, как и они сами: пускают стрелы, ездят на конях и верхом, как мужчины; они будто бы даже отважнее мужчин в боевой схватке, так как иной раз, когда мужчины обращаются вспять, женщины ни за что не бегут, а идут на крайнюю опасность».
  5.     Матфей Парижский, «Великая хроника»: «В войне они(монголы) непобедимы, в сражениях неутомимы». «Они(монголы) ведут с собой стада свои и жен своих, которые обу- чены военному искусству, как и мужчины».
    [Матузова В. И. Английские средневековые источники, IX— XIII вв.: Тексты; Перевод; Комментарий. М., 1979., с.138]
  6.     «Язык их неведом ни одному из известных нам народов», — писал о монголах Матфей Парижский и добавлял: «Никто из них не знает иных языков, кроме сво- его, которого не ведают все остальные [народы], ибо вплоть до сего времени не открывался к ним доступ, и сами они не выходили, дабы стало известно о людях или нравах их через обычное общение людей» (Английские источники, с. 136; 138).
  7.     «Государством своим они управляют справедливейшим образом», — писал брат Андрей Лонжюмо после путешествия к монголам через Переднюю Азию. {Английские источники, с. 161).
  8.     Бенедикт Поляк: «Однако между собой они живут мирно; разврат и супружеская измена встречаются среди них очень редко. Их замужние женщины своим целомудрием превосходят женщин других народов. За исключением того, что в шутку они часто высказывают непристойные слова. Воровство среди них яв- ляется необычным [делом], поэтому юрты и все их вещи не запираются».
    «Они достаточно дружелюбны между собой и свои вещи охотно разделяют между собой по причине взаимной уступчивости. Кроме того, они очень выносливы, ибо часто они поют и шутят, словно превосходным образом наелись, хотя в течение дня или двух ничего не ели. Охотно один другого возвышает в почестях. А беспорядки между ними возникают редко, и неудивительно, что они следуют этому [правилу], потому что, как я говорил выше, нарушителей среди них наказывают безжалостно».
  9.     Фома Сплитский: «…нет в мире народа, который был бы так искусен в военном деле, который бы так же мог побеждать врагов, будь то стойкостью или военной хитростью, особенно в сражениях на открытой местности».
    [Фома Сплитский. История архиепископов Салоны и Сплита / Вступ. ст., пер. и коммент. О. А. Акимовой. М., 1997. XXXVII]
  10.     «…приказаний (монголы) никогда не ослушиваются и давши слово, не изменяют ему; у них остались следы нравов глубокой древности».
    [Палладий [Кафаров П. И.]. Си ю цзи, или описание путешествия на Запад//Труды членов Российской духовной миссии в Пекине. СПб., 1866. Т. IV. — с.289]
  11.      «Вообще народ тохарский [монгольский] отличается простотой и общительностью, быстр и тверд на войне, самодоволен в жизни, невзыскателен и беспечен относительно средств содержания».
    «Получая от женщины и копье, и седло, и одежду, и саму жизнь, тохарец, без всяких хлопот, тотчас готов был к битве с врагами. Охраняемые такими постановлениями своего Чингис-хана, они верны в слове и правдивы в делах; а будучи свободными в душе и отличаясь прямотою сердца, они ту же необманчивость речи, когда кого слушают, ту же неподдельность поступков желают находить и в других».  [Георгия Пахимера история о Михаиле и Андронике Палеологах ; XIII книг. СПб., 1862. Т. I: Царствование Михаила Палеолога, 1255-1282/ Пер. под ред. проф. Карпова. (Византийские историки, переведенные с греческого при СПб. Духовной Академии).]
  12.     Багдадский врач Абд ал-Латиф:
    «Хорезмшах Мухаммад ибн Тукуш был вор и насильник, а его солдаты были сбродом <…> большинство из них были тюрки — либо язычники, либо невежественные мусульмане <…>. Он имел обыкновение убивать часть племени, а оставшихся брать к себе на службу, и сердца их были полны ненависти к нему. Ни по отношению к своему собственному народу, ни по отношению к врагам он не вел осмотрительной политики <…>. И вот выступили против него эти татары, все сыновья одного отца, с одним языком, одним сердцем и одним вождем, которому они повиновались».
    [Г. Э. фон Грюнебаум. Классический ислам. Очерк истории (600-1258) / Пер. с анг. И. М. Дижура. М., 1986. С. 186.]
  13.       Джамал ал-Карши
    «Вслед за авангардом поскакал сам Чингиз-хан с сыновьями, массой воинов и всадников, чтобы защитить тварей, живущих на суше и в воде. Они были похожи на хитрых бесов, которых интересовала охота за правителями и султанами. Они — настоящие демоны смерти, избранные из среды монголов и тюрок, любители пастбищ и скачек, разбойники, жаждущие крови, вооруженные штыками и пиками».
    [История Казахстана в персидских источниках. І том. Джамал ал-Карши Ал-Мулхакат би-с-сурах / Введение, перевод с арабско-персидского, комментарии, текст, факсимиле Ш.Х. Вохидова, Б.Б. Аминова — Алматы: Дайк-Пресс, 2005 — с.118-119]
  14.   «Аджа’иб ад-дунйа» — «Чудеса мира»
    «В это время, когда я, раб, собрал ( Джам’ кардам) [свою книгу], в 617/1220 году, выступили тюрки-татары. Они дошли до Ирака [Персидского] и совершили бесчисленные убийства. Говорят, будто их правитель знаком с колдовством. Они заклинаниями превращают воду в лед, а на людей и неприятеля насылают ливни и грозы. Это — свойство камня, о котором будет рассказано в своем месте. Не было видно никакого конца продвижению тех тюрок».
    [‘Аджа’иб ад-дунйа (чудеса мира) / Критический текст, пер. с перс, введение, коммент. и указ. Л. П. Смирновой. М., 1993. (Памятники письменности Востока. LXXXIII) — с.51]
  15.       Н.С.Трубецкой:
    «Был великий смысл в сокрытии истинной роли татар Чингисхана и их соратников-ордынцев в истории и для Романовых-западников, установивших «Романо-германское Иго» над народами России-Евразии в XVII веке».
  16.     «Если в какую-либо эпоху своей исторической жизни персидский народ занимал бесспорно первое место в мировой культурной работе, то именно в ту эпоху монгольского владычества, в которой многие ученые до сих пор видят только время подавления культуры варварством».
    Бартольд, «Монгольское завоевание и его влияние на персидскую культуру» Сочинения. М., 1966. Том VI. с.190-191
  17. 17. «Спорам между халифами и султанами положило конец монгольское нашествие, сокрушившее тех и других. Завоеватели внесли в государственное устройство мусульманских стран новый элемент нерелигиозного происхождения, именно стройную, тщательно выработанную военную и административную организацию, созданную гением Чингиз-хана и оказавшуюся долговечнее не только основанной им империи, но и государств, образовавшихся после ее распада».
    Бартольд «Теократическая идея и светская власть в мусульманском государстве» // Бартольд В.В. Сочинения. М., 1966. Том VI. с. 312.
  18.     Монголы. Ни одна армия в истории не выигрывала столько сражений и не захватила столь обширных территорий. Ни одна другая армия не была способна принять и затем осуществить столь грандиозных стратегических планов, как принятые на Курултае 1235 г. планы одновременного нападения на Польшу и Корею. Ни одна армия на сумела бы предпринять зимнее наступление на Россию и одержать победу.
    Полководец Субедэй со своими воинами, практически не зная поражений, выиграл 65 сражений на территории от Кореи до Адриатического моря. История до сих пор не знает большего числа побед одного полководца.
    «Семь великих полководцев мира завоевали на семерых 6 900 000 кв. км, … 7 770 000 кв. км. были покорены только одним Чингисханом», — Жадамбын Энхбаяр, предисловие к книге Ч. Чойсамба «Завоевательные походы Батухана».
  19.  «Нет в мире людей, которые так же хорошо умели бы разбить противника в чистом поле», — Роберт Сполатский, современник вторжения монголов в Европу.
  20.    Повествуя в своем труде о татарах, Плано Карпини писал: “Девки и женщины ездят верхом и скачут так же, как мужчины. Мы видели, что они носят лук и колчаны. Как мужчины, так и женщины могут долго ездить верхом… некоторые стреляют как мужчины”.
  21. «Там, где вступали в дело татарские войска, крестоносный натиск быстро останавливался», — Лев Гумилев.
  22.    Эренжен Хара-Даван:
    «Идеалом Чингисхана было создание единого царства человечества, так как только тогда, как он справедливо думал, прекратятся взаимные войны и создадутся условия для мирного процветания человечества как в области духовной, так и материальной культуры. (…) Этот завоеватель мира был прежде всего его непреклонным возродителем. Железом и огнем он открывал древние мировые пути для шествия будущей цивилизации».
  23.  Гарольд Лэм: «Ни Темучин, ни преданные ему молодые храбрецы не были людьми мелкой души. В характере самого Темучина было глубоко заложено великодушие и чувство благодарности к тем, кто ему верно служил… Он был приучен к тому, чтобы хитростью уравновешивать коварство своих врагов, но слово, данное им кому-нибудь из своих, никогда им не нарушалось”.
  24.  Марко Поло писал:
    Завоевывая какую-либо область, он не обижал населения, не нарушал его прав собственности, а только сажал среди них нескольких своих людей, уходя с остальными на дальнейшие завоевания. И когда люди покоренной страны убеждались, что он надежно защищает их от всех соседей и что они не терпят никакого зла под его властью, а также когда они видели его благородство как государя, они тогда становились преданными ему телом и душой и из бывших врагов становились его преданными слугами.
  25.  Л.Н.Гумилев: «…закон о неприкосновенности послов монголы выполняли столь последовательно, что позднейшие дипломаты должны были скинуться на памятник Чингисхану и его закону, потому что в древности и в средние века убийство чужеземца преступлением не признавалось. Поэтому люди XIII в. искренне обижались на монголов, забывая причину, вызвавшую репрессии».
  26.  Д. Уэзерфорд. «Чингисхан и рождение нового мира». М., Аст., 2005
    (произведение издано в 22 странах мира и названа лучшей книгой газеты «Нью-Йорк таймс».)
    «…Монголы сформировали ядро новой универсальной культуры и мировой системы. Эта новая глобальная культура продолжала расти и после упадка империи монголов. Она прошла длительное развитие в последующие века и легла в основу современной мировой системы, которая отмечена характерно монгольским интересом к свободной торговле, открытому обществу, общедоступным знаниям, светской политике, веротерпимости, международному праву и дипломатической неприкосновенности….
    …Благодаря тому, что монголы принесли мир и процветание стольким землям и царствам, западные ученые позже называли XIV столетие Pax Mongolica или Pax Tatarica…
    …Монголы все еще стремились к достижению своей великой цели — объединению всех людей под Вечно Синим Небом…»
  27.   Шэнь Дао-бэй:
    «Основы процветания государства были заложены в Северной стороне. [Там] Тай-цзу (т. е. Чингисхан) удостоился получить [великое] повеление [Неба на занятие трона] благодаря [своей] мудрости и добродетелям и почтительно осуществил наказание [народов по воле] неба: куда бы ни обращалась голова [его] коня, нигде не оказывалось государства, которое было бы способно [устоять перед его натиском]. Тай-цзун (т. е. Угэдэй-хан), наследовавший ему, усмирив отдаленные земли в восьми странах света, покорил Чжунъюань (т. е. Северный Китай), и внутри и вне моря — вселенной не было никого, кто бы не сделался [его] слугой или служанкой. Тогда [он] основал великое правление, создал высочайшие установления и построил новый дворец для приема владетельных князей. [Он] хотел создать непоколебимые основы и оставить после себя начало, которое могло бы быть продолжено.»
  28.  Пэн Да-я и Сюй Тин, «Хэй-да ши-люэ»
    «Они [татары] нравом искренние, а их мысли сосредоточены на одном [деле, котором заняты в данный момент], поэтому в речи не отклоняются [от правды]. По их закону того, кто скажет неправду, убивают, поэтому они не осмеливаются лгать и обманывать».
    «Нравы татар настолько искренни, так что они не подымут оброненное на дороге».
    «Черные татары быстры как идущий смерч и могучи как давящая гора. Поскольку в седле они поворачиваются налево и переворачиваются направо с такой скоростью как будто крылья ветряной мельницы, то могут, повернувшись налево, стрелять направо, причем не только туда — целятся еще и назад».
    «Черные татары когда и терпят поражение, то в результате удачи и при наличии искусной тактики, добывают в итоге победу».  [Золотая Орда в источниках. Том третий. Китайские и монгольские источники / Переводы с китайского языка, составление, вводная статься и комментарии Р.П. Храпачевского — Москва, 2009 — с.42, 52, 58, 71]
  29.   Елюй Чуцай
    «Копыта коней нашего государства, дойдя до неба — поднимутся и на небо; зайдя в море — пройдут и море».
    [Золотая Орда в источниках. Том третий. Китайские и монгольские источники / Переводы с китайского языка, составление, вводная статься и комментарии Р.П. Храпачевского — Москва, 2009 — с.78]
  30.   Джувейн :»Если бы Александр, имевший страсть к талисманам и решению трудных задач, жил во времена Чингисхана, то учился бы у него хитрости и мудрости и не находил бы лучших талисманов для покорения неприступных крепостей, чем слепое повиновение ему».
    [Юрченко А.Г. Историческая география политического мифа. Образ Чингисхана в мировой литературе XIII-XV вв.- СПб: Евразия, 2006 — с.139]

(с) Дайр Сагдиев