Калмыцкий скот разводят монгольские кочевники.

mongoli
Экономическое сотрудничество между Россией и Монголией растет очень быстро и иногда приобретает весьма любопытные формы. Так, например, хозяйства Калмыкии стали охотно приглашать на работу монгольских животноводов-кочевников. Это объясняется не только тем, что монголы и калмыки — родственные народы с общей историей и схожим языком. Главную роль играют другие причины: в калмыцкой степи хозяйствам зачастую не хватает рабочих рук, а местная молодежь утрачивает традиционные навыки животноводства.
mongoli

— Раньше калмыки, как и монголы, вели кочевой образ жизни и были опытными животноводами, но сейчас ситуация изменилась. Жители нашей республики теперь больше тянутся в города, а не в степь. Чтобы возродить пастбищное животноводство, приходится привлекать специалистов из Монголии. Они добросовестно выполняют свою работу, и у них есть чему поучиться нашей молодежи. Например, правильно выделывать шкуры и стричь верблюдов, — говорит Эрдни Гаряев, заместитель генерального директора крупного племзавода в Яшкульском районе, где работают монгольские гастарбайтеры.

mongoli

Приезжие животноводы также заинтересованы в том, чтобы устроиться в хозяйствах Калмыкии. Во-первых, здесь можно неплохо заработать по монгольским меркам. Особенно привлекательной российская зарплата для приглашенных из-за границы работников была до падения курса рубля. Получать на родине, как в Калмыкии, по 500 долларов в месяц для простого монгольского животновода практически нереально. Но даже после обвала рубля оплата труда в Калмыкии осталась для иностранных кочевников-животноводов вполне конкурентоспособной. Впрочем, монгольские степи на калмыцкие они меняют не только и уже, пожалуй, не столько ради зарплаты.

Окын — один из пяти монгольских специалистов, прибывших по приглашению калмыцкого племзавода. Он приехал с семьей, и в этом был основной бонус работы за границей. Супруга помогает Окыну в работе, а четверо детей обучаются в специализированной школе-интернате, где делается упор на изучение русского языка.

— Для меня сейчас самое главное, чтобы мои дети знали русский язык и учились в российской школе, — признается животновод. — Тот, кто знает русский и получил образование в России, в Монголии может стать большим человеком.

mongol

По словам Окына, на его родине российское образование до сих пор ценится очень высоко, а знание русского языка открывает для ребенка простого животновода широкие карьерные перспективы. Кроме того, хорошие оценки в российской школе дают монгольским детям шанс продолжить учебу в России. Да и их родители, проработав в Калмыкии по контракту достаточно долго, могут претендовать на получение вида на жительство.

Окыну 38 лет. Животноводством он занимается с семи. Сначала помогал пасти скот родителям, потом вел свое хозяйство. Разумеется, такой образ жизни способствовал выработке необходимых навыков, и теперь он легко управляется практически со всеми животными, которых разводят в степи, что очень ценит хозяйство-работодатель.

В Калмыкии Окын работает по трехлетнему контракту, который уже подходит к концу. Сейчас на его попечении находится 100 верблюдов и по 300 голов овец и коз. Приходится выдерживать соответствующий ритм: подъем в пять утра, работа весь день напролет в любую погоду. При этом он круглый год живет в юрте, которую вместе с женой может собрать и разобрать за 15 — 20 минут. И такая жизнь практически ничем не отличается от жизни в монгольской степи, разве что в Калмыкии теплее, чем в родном поселке Окына, который находится в 5 300 километрах от его новой стоянки. В юрте имеются телевизор, стиральная машина, холодильник, генератор и солнечная батарея. По словам Окына, так жить и работать можно, тем более если работать ради будущего детей

mongoli

Однако у местных властей отношение к использованию труда монгольских гастарбайтеров неоднозначное.

— Традиционное животноводство — это, конечно, хорошо, но сейчас для развития отрасли в Калмыкии более актуальны передовые способы и новые технологии, которыми монгольские животноводы-кочевники, увы, зачастую, не владеют, — считает глава администрации Яшкульского района Тельман Хаглышев.

Кроме того, хозяйства Калмыкии, приглашающие животноводов из Монголии, ожидают, что в ближайшее время могут возникнуть серьезные трудности с привлечением иностранных специалистов. После того как закончится срок заключенных ранее контрактов, новые подписывать будет проблематично. Миграционные правила поменялись, и с 2015 года гас­тарбайтерам, приезжающим в Россию с родины Чингисхана, уже недостаточно будет исторической близости монгольского и калмыцкого языков. Они должны знать русский, а также российскую историю и основы российского законодательства. Но в монгольской степи рядовому животноводу-кочевнику такие знания получить сложно. Впрочем, иначе умение говорить по-русски и российское образование, ради которого Окын привез в Калмыкию своих детей, не ценились бы в Монголии столь высоко.

Подробности о реакции сотрудников Астраханского заказника mongolskie-semi-v-astraxanskoj-oblasti

Алексей Орлов, глава Республики Калмыкия:

— В принципе, я не против того, чтобы хозяйства приглашали на работу монгольских животноводов, но я не собираюсь активно поддерживать эту тенденцию. Если иностранный работник приехал к нам и устроился на работу на законных основаниях, с соблюдением всех необходимых условий, никаких претензий к хозяйству, которое его приняло, быть не должно. Но ведь встречается и другая ситуация. Некоторые работодатели не оформляют человека официально и не перечисляют налоги за работника. Ему не выплачивают ту зарплату, которую обещали, не предоставляют социальных гарантий, не следят за рабочим графиком. Калмык при таких условиях выполнять тяжелую работу в степи не станет и не позволит помыкать собой. А работник из Монголии, который не знает своих прав и зачастую плохо говорит по-русски, будет молчать, терпеть и работать 365 дней в году. Этим, увы, пользуются недобросовестные работодатели.

www.rg.ru